Берлингтон наш
вторник, 21 ноября, 2017 - 11:10

С 10 по 18 ноября группа из пяти ярославских журналистов и блогеров находилась с визитом в городе-побратиме Берлингтон (штат Вермонт, США) по программе Конгресса США «Открытый мир».

Будучи участником делегации, я решил написать небольшой репортаж о жизни в городе, с которым Ярославль имеет побратимские связи с 1988 года, тем более, что до меня этого, кажется, никто еще не делал.

Американский Тутаев

Итак, Берлингтон. Крупнейший город штата Вермонт, расположенного на северо-востоке США в регионе Новая Англия. Крупнейший лишь формально — фактически это небольшой провинциальный городок, сравнимый по численности населения (порядка 42 тыс. человек), к примеру, с Тутаевом (шутки про Тутаев генерировались в нашей делегации в течение всего путешествия). В самом Вермонте людей проживает столько, сколько в Ярославле (более 620 тыс.). Впрочем, на этом шутки заканчиваются. Несмотря на размеры, Берлингтон является центром культурной, деловой и общественной жизни штата, важным транспортным узлом.

Первое удивление наступает в тот момент, когда узнаешь, как добираться до Берлингтона из Вашигтона. Естественно, на самолете! В это трудно поверить, но в городе с населением в 42 тыс. человек находится международный аэропорт. Правда, международные рейсы осуществляются здесь только в зимний сезон и только в Торонто (Канада). Для франкоговорящих канадцев в аэропорту подписи продублированы на французском языке. В основном аэропорт отправляет и принимает рейсы в крупнейшие города США, на сайте он назван «самым удобным и привлекательным аэропортом Новой Англии с дешевой парковкой, дешевыми авиабилетами и доброжелательным обслуживанием».

Первое сходство Берлингтона с российским побратимом (наличие международного аэропорта) оказывается не в пользу последнего. Ярославская Туношна хоть и имеет статус международного, но только для грузовых перевозок, пассажирские ежегодно осуществляются только в Санкт-Петербург (в летний период — в города юга России). При этом ежегодно власти обещают расширение направлений, в последний раз это было в начале ноября. Быстрее и проще всего добраться до Ярославля на поезде. А вот пассажирских поездов в Вермонте нет. «Если вы спросите у местных жителей про железные дороги, они скорее всего удивятся», — настраивала нашу группу фасилитатор Екатерина Водопьян перед поездкой в Берлингтон. Железнодорожные пути там все-таки оказались, но не для перевозки пассажиров — поезда в США не способны конкурировать с автомобильным и авиационным лобби.

Автомобили и парковки

Глобальный тренд на отказ от автомобилей пока не дошел до одноэтажной Америки. Если в Вашингтоне молодящийся профессор Джорджтаунского университета Джон Браун рассказал нам, что до сих пор не имеет машины, потому что это «геморрой»: страховка, парковка и все сопутствующие, «это для пенсионеров скорее», а не для легкого на подъем современного поколения, то в провинции дело обстоит иначе. Менеджер по глобальному взаимодействию Совета Вермонта по международным делам (некоммерческая структура, работающая в том числе с «Открытым миром») Винсон Пирс, который отвечал за организацию нашего визита в Берлингтоне, на мой вопрос, знает ли он хоть кого-нибудь, у кого нет машины, крепко задумался, и только затем ответил: «Да, есть несколько человек». Поразительно, но среди моих знакомых несколько человек как раз наоборот владеют машиной.

Всеобщая автомобилизация привела к проблеме нехватки парковочных мест в Берлингтоне. Вся парковка, разумеется, платная.

Для автомобилей практически на всех улицах оборудованы специальные парковочные карманы. В последнее время обсуждается вопрос выкупа земли у горожан для обустройства дополнительных парковочных мест. Исполнительный директор Ассоциации прессы Вермонта (аналог российского Союза журналистов) Майк Донохью рассказал нашей делегации, что власти планировали обсудить этот вопрос втихую, не вовлекая в процесс население из-за опасений, что жители Берлингтона, узнав об этих планах, поднимут цену на землю. Ассоциация прессы добилась того, чтобы вопрос выкупа земли обсуждался публично, заявил Донохью.

Собственно, неудивительно, что даже такой маленький город как Берлингтон испытывает проблемы с парковкой. Мы с моим коллегой Даниилом Кузнецовым жили в самой обычной семье в Шелберне (11 километров от Берлингтона) — супружеская пара Дэвид и Сьюзан, оба работают на местной ферме, у них двое детей в других штатах: дочь учится в колледже, сын работает в некоммерческой социальной организации. Так вот, в этой семье три автомобиля: две легковушки и микроавтобус. Оба супруга каждый день ездят на работу на машинах. Они живут в обычном для американской семьи двухэтажном доме.

В день знакомства Дэвид сказал нам, что они не запирают двери и мы можем не беспокоиться по поводу прохода в дом. Двери действительно не запирались: несколько раз, когда мы возвращались домой, хозяев не было, и мы спокойно заходили внутрь. Впрочем, так обстоит дело не во всех семьях. К примеру, в центре города входные двери запирали.

Преступность, полиция и марихуана

Подобная, казалось бы, беспечность основана на статистике: в Берлингтоне, сказали нам, практически нет преступности.

79-летний дерматолог на пенсии Дон Макинтир, ведущий такой активный образ жизни, которому может позавидовать среднестатистический 40-летний мужчина, сказал мне во время прогулки (в течение выходного дня он заменял для нас с Даниилом Дэвида и Сьюзан, поскольку те работали), что одновременно Берлингтон патрулируют не более шести полицейских. Проверить эту информацию не было возможности, поэтому поверим ему на слово, тем более, что это похоже на правду. В офисе зампреда комитета Сената США по ассигнованиям Патрика Лехи (избирается от Вермонта непрерывно с 1974 года) нам сказали, что в штате происходит 10-15 убийств в год (для сравнения — в Ярославской области с населением в 1,3 млн человек в 2015 году было совершено 78 убийств, более поздняя статистика не выложена в открытый доступ).

Единственное, что серьезно беспокоит жителей Вермонта — преступления, совершаемые на почве наркомании. Большинство криминальных ситуаций здесь так или иначе связаны с наркотиками. Главная тема в местных СМИ — возможная легализация в штате марихуаны, как это уже было сделано в ряде других штатов. «Вопрос не в том — да или нет. Вопрос в том — когда», — признался в беседе с нами журналист крупнейшей газеты Вермонта Seven Days («Семь дней») Кен Пикард. Сложно сказать, как это повлияет на криминогенную обстановку. Кстати, уже сейчас в Вермонте свободно продают стеклянные колбы для курения марихуаны, а полицейские вполне лояльно относятся к тем, кто ее употребляет.

Ненавидимый Трамп и популярный Сандерс

«Наш бывший мэр [Евгений Урлашов] называл Ярославль столицей демократии», — рассказывал я Дэвиду и Сьюзан во время ужина про наш город. Хозяйка, в свою очередь, заметила, что в Вермонте очень сильны демократические традиции, а штат населяют «прогрессивные люди».

«Наши города в этом похожи», — добавила она. «Но сейчас тот мэр в тюрьме», — уточнил я. Дэвид и Сьюзан улыбнулись.

В 2016 году на президентских выборах в США Вермонт по традиции поддержал представителя Демократической партии (Хиллари Клинтон). Мы не увидели там ни одного человека, кто бы поддерживал действующего президента Дональда Трампа. На наш вопрос, с какими жалобами жители Вермонта обращаются к сенатору Лехи, в его аппарате нам ответили, что в последнее время резко возросло количество жалоб на президента.

«Трамп не верит в глобальное потепление. Ты веришь? А он нет. Он бесконечно лжет, и когда его уличают во лжи, он не признается и делает вид, что ничего не произошло. Это очень плохой выбор для Америки», — рассказывал мне Дон по дороге на местный горнолыжный курорт (мы с Даниилом просто посмотрели горы, сезон еще не открылся). На входной двери Дэвида, у которого мы жили, висела наклейка “Refugees Welcome” («Беженцам добро пожаловать»), продублированная на арабском. Во время завтрака я неосторожно заметил, что Трамп хочет свернуть программы по приему беженцев в США. Мне показалось, этим замечанием я смутил хозяина (его сын работает в том числе с беженцами) и добавил, что, наверное, не стоит этого делать. «Разнообразие — это хорошо», — заключил Дэвид, и я с ним согласился.

Далеко не все, с кем мы общались, готовы были говорить с нами о политике. Дэвид оказался в их числе. При этом он охотно поддержал тему о сенаторе Берни Сандерсе, благодаря которому и возникла побратимская связь между Берлингтоном и Ярославлем. В 1988 году Сандерс, будучи мэром Берлингтона, приехал в Ярославль на медовый месяц, во время которого и было заключено соответствующее соглашение. Во время президентской кампании 2016 года к Сандерсу было привлечено пристальное внимание, поскольку он в числе прочих претендовал на выдвижение от демократов, но в итоге все-таки поддержал Клинтон. The Wall Street Journal тогда написал статью о визите Сандерса в Ярославль в 1988 году. Популярность сенатора в Вермонте просто зашкаливает. В магазинах продается множество атрибутики с его портретом, либо с изображением очков и лысины, ассоциирующихся с Сандерсом. Дэвида позабавил тот факт, что сенатора до сих пор помнят у нас.

Еще как помнят. В следующем году будет отмечаться 30-летие установления побратимских связей между Ярославлем и Берлингтоном. В Ярославль из-за океана планируется отправить делегацию для празднования. Отличный повод, чтобы нанести повторный визит, мистер Сандерс.